Таинственное исчезновение кузнеца и модницы с берегов реки Конопелки

Реконструкция жилого дома дьяковской культуры

Тимошин папа – археолог. Всё лето в экспедиции, «в поле», как говорят археологи. Зимой археологи изучают то, что летом раскопали. Папа пишет научную работу про дьяковскую культуру. Тимоша знает, дьяковская культура – это совсем не то, что вы сейчас подумали. Это вовсе не хорошие манеры каких-то дьяков. Это не простая культура, а археологическая. Археологическая культура – это когда в какой-то местности находят много похожих древних изделий. Дьяковская культура – это культура Москвы и её окрестностей. В самой Москве и вокруг неё археологи находят остатки древних городищ – поселений, окружённых земляными валами или частоколами.
Тимошин папа иногда принесёт домой черепков, железок ржавых, разложит под настольной лампой, рассматривает в лупу, срисовывает в альбом. Тимоша смотрит через плечо. Спросил однажды:

Современный вид Щербинского городища

Современный вид Щербинского городища

— Пап, вот ты говорил, что ты исследователь…
Папа кивает в ответ, от работы не отрывается.
— Пап, а исследователь это круче, чем следователь?
Папа оторвался от работы, посмотрел на сына удивлённо.
— Почему ты спрашиваешь?
— С Мишкой поспорили. Он не верит, что ты можешь преступление расследовать как Шерлок Холмс.
— Преступление?
— Ну да. Какое-нибудь загадочное.
Папа смеётся. Отвечает:
— Может и не преступление, но загадку одну как раз и пытаюсь разгадать.
— Пап, расскажешь? – просит Тимоша.
— И расскажу, и покажу, — улыбается папа. – Так и быть, Ватсон, завтра выезжаем на место…
— Преступления?
— Может быть, и преступления… – загадочно говорит папа.

Реконструкция городища дьяковской культуры

Реконструкция городища дьяковской культуры

На следующий день взяли с собой бутербродов, газировки, макаронов, тушёнки, котелок и чай. Погрузили в машину и поехали. Ехали недолго, меньше часа. Местом происшествия оказался какой-то бугор, поросший кустарником и редкими берёзками.
— Здесь! – сказал папа. – Здесь всё и произошло, доктор Ватсон!
— Преступление?
— Исчезновение! Итак, мой дорогой Ватсон, дело о Конопелкинском исчезновении объявляю открытым!
— Мы сейчас будем искать улики, да, пап? – спросил Тимоша.
— К счастью, Ватсон, все возможные улики собрал инспектор Грегсон и любезно предоставил их в наше распоряжение.
— На самом деле, — сказал папа своим обычным голосом, а не как Шерлок Холмс, — мы находимся на Щербинском, или, как его ещё называют, Конопелкинском городище. Вон там, — папа показал на юг, — деревенька Щербинка, а вон там, папа показал на запад, — течёт речушка Конопелка. Поэтому и два названия. Это городище ещё в позапрошлом веке раскапывать начали. Но главные улики были найдены пятьдесят лет назад. Смотрите, Ватсон, папа снова заговорил как Шерлок Холмс и развернул карту городища. — Это остатки оборонительного вала. Это – центральный курган. Возле него стоял дом на несколько семей. Здесь была кузница. Тут и был обнаружен клад.

Восточная Европа в III – IV вв. н.э.

Восточная Европа в III – IV вв. н.э.

— Самый настоящий? – Заинтересовался Тимоша.
— Настоящее некуда. Кузнец, или кузнецы закопали свои кузнечные инструменты и железные заготовки – свитые в спирали железные прутья. Вот такие, — папа раскрыл альбом с уликами.
— Ну-у, – протянул Тимоша, — это разве клад…
— А о каком кладе думали вы, Ватсон?
— Ну, там золото, драгоценности, а тут простые железяки…
— Не такие уж и простые, Ватсон! Представьте себе, как здесь всё было полторы тысячи лет назад. Вокруг – болота. Где местность повыше, посуше – там пасётся скот. А на болотах люди собирают болотную руду. Вот такие, размером с кулак, иногда с голову бурые глыбы. В лесах рубят дрова и пережигают их на уголь – уголь горит горячее дров. Из камней и глины выкладывают печь. В неё загружают полтора-два пуда руды вперемешку с углём. Печь закупоривали со всех сторон, оставляли только отверстия для поддува. Огонь поддерживают восемь-двенадцать часов…

Реконструкция жилого дома дьяковской культуры

Реконструкция жилого дома дьяковской культуры

— Знаю, знаю, — закричал Тимоша, — а потом разливают расплавленное железо в формы!
— Как бы не так, Ватсон! – возразил папа. – В домницы, так называют такие печи, вдували мехами неподогретый, сырой воздух. Поэтому и весь способ получения железа называют сыродутным. Домница не давала температуры плавления железа. Когда её разбирали, а такую печь каждый раз приходилось разбирать, а потом складывать заново, то на её дне находили крицу – губчатую массу железа со шлаками. Пока крица не остыла, её несколько раз проковывали – выколачивали шлаки. Только после этого всего получалось железо, пригодное, чтобы делать из него инструменты и оружие. Так как по-вашему, мой дорогой Ватсон, простые ли это железяки?
— Выходит, не простые, – удивился Тимоша, — небось, и стоили недёшево.
— Намного дороже серебра, Ватсон! Железные инструменты были редки, чаще использовали бронзовые, а иногда даже каменные топоры и костяные наконечники для стрел! И вот эти ценные предметы – железные инструменты и железные заготовки кузнецы закопали, спрятали. Как вы думаете, зачем?
— Я думаю, Холмс, что клады прячут для того, чтобы их никто не нашёл, — серьёзно ответил Тимоша.
— Не совсем верно, Ватсон! Клады прячут для того, чтобы их не нашли чужие. Но хозяин клада, так сказать, кладозакладчик, всегда надеется спустя какое-то время найти спрятанное. А клад закладывают в случае…

Предметы дьяковской культуры

Предметы дьяковской культуры

— Если нужно куда-нибудь идти или ехать, — подхватил Тимоша, — а тащить с собой ценности не хочется.
— Как это верно, Ватсон! – воскликнул папа. – Однако, не следует забывать и о случае, когда нужно не идти или ехать, а бежать! Скрываться! Например, от врага. Замечу, что здесь же был найден ещё один любопытнейший клад. В одном месте кто-то закопал около ста тридцати предметов – женских украшений. Здесь были бронзовые пронизки и ажурные пластины, височные подвески и стеклянные бусы. Стеклянные бусы были настоящим сокровищем, местные мастера не умели выплавлять стекло, его везли из самой Римской империи! Археоло… Э-э, то есть, инспектор Грегсон справедливо полагает, что все эти предметы принадлежали одной даме. Обломки женских украшений находили и раньше, но здесь находился полный убор древней модницы.
— Но если клады нашли архе… инспектор Грегсон, — задумчиво сказал Тимоша, — то значит, кузнецы и модница не вернулись за ними!
— Именно так, Ватсон!
— Наверное, враги захватили городище и поселились в нём.
— Нет, Ватсон, городище было покинуто людьми навсегда. Оно пришло в запустение, здесь больше никто не жил, следствие не нашло остатков более поздних цивилизаций. Опасность, грозившая жителям городища, была серьёзной, но кратковременной. Это было, скорее всего, в четвёртом веке нашей эры…

Женские украшения дьяковской культуры

Женские украшения дьяковской культуры

Папа-Холмс натаскал сухих веток и развёл костёр. Сыщики сварили вкусные походные макароны с тушёнкой, а потом вкусный походный чай. Вечерело. Следствие продолжалось. Первым нарушил молчание Тимоша-Ватсон.
— Холмс, — обратился он к папе, — а нет ли свидетельских показаний о нападении на городище и его жителей! Ну, я имею в виду какие-нибудь летописи, или хроники, пап.
— Увы, — грустно ответил папа. – Китай, Персия и даже Рим – страны, где в те времена велись хроники, слишком далеко отсюда, Тимоша. В Причерноморье было царство готов, но и в готских хрониках нет ни слова про наших дьяковцев. Для Европы здешние места были Ultima Thule – край света. Кому какое дело, что творится на краю света… Так что свидетельских показаний у нас нет, мой дорогой Ватсон.
— Может быть, нападение соседнего племени?
— Вряд ли. Конечно, соседи могли напасть, но ведь городище было укреплено. Ближайшие соседи, такие же представители дьяковской культуры, не были особо воинственны. Для обороны от соседей хватало вала и частокола.
— Вторжение древних русичей? Ведь сейчас здесь русская земля?
— Нет. Во-первых, не русичей, а вятичей и кривичей. До русичей ещё дожить надо было. Во-вторых, это было позже, веке в восьмом. В-третьих, даже когда уже появились русичи, то в русских летописях одиннадцатого века эти территории отмечены как населённые народами меря и весь, потомками дьяковцев. То есть, в целом, дьяковцы не были изгнаны со своих земель в четвёртом или пятом веке. Они частью смешались со славянами, частью переселились ближе к Уралу много, много позже.
— Может быть, готы?

Женские украшения дьяковской культуры

Женские украшения дьяковской культуры

— Опять не выходит. Путь переселения готов проходил далеко на запад отсюда. И это было раньше, во втором-третьем веке. В конце третьего века готское государство было уничтожено гуннами…
— Получается, что ближайший по времени к оставлению городища завоевательный поход – нашествие гуннов!
— Именно так, Ватсон! Пути гуннов лежали к югу, довольно далеко к югу, но…
— Но больше, получается, некому? Некому больше было напасть на наше городище, так?
— Вот именно.

Следственная группа погасила костёр и продолжила разговор в машине.
— Может быть, какой-то отдельный отряд гуннов забрёл так далеко на север? Могло такое быть?
— Могло, — как эхо откликнулся папа.
— Гунны могли не просто напасть, они могли переловить жителей городища и увести в рабство. Могли?
— Могли…
— Или разделаться с ними. Может быть?
— Может быть.
— Поэтому никто и не вернулся на городище. И завоеватели не заселили его, они двинулись дальше. Логично?
— Логично.
— Пап, то есть, Холмс, выходит, мы разгадали загадку Конопелкинского исчезновения?
— Нет, Ватсон, мы только построили версию. У нас нет никаких доказательств.
— Так надо найти!
— Так и ищу, — улыбнулся папа.
— Значит, это и есть тема твоего исследования?

Женщина дьяковской культуры. Реконструкция

Женщина дьяковской культуры. Реконструкция

— Да, Тимоша, она и есть. Дьяковцы жили здесь столетиями, они оставили очень много артефактов – следов своей деятельности. А гуннский отряд не задержался надолго, пролетел как смерч, разорив одно или несколько городищ. Если от них остались какие-то следы, то очень мало, и найти их очень и очень трудно…
— Но ты ведь найдёшь, пап? Ты ведь и в правду круче любого следователя!
— Видишь ли, Тимоша, в археологии иногда случается так, что расследование, то есть, исследование, затягивается на годы, десятилетия, а то и на столетия. Ведь это городище раскапывал мой дед, твой прадед. Это он предположил, что городище было покинуто из-за набега гуннов. Мой отец, твой дед продолжил исследование. А теперь продолжаю я. И за пятьдесят лет – ни одной находки, подтверждающей гуннское присутствие. Деду не верили, даже смеялись над ним – какие гунны! Но сейчас уже появились исследователи, которые не отрицают гуннскую версию. Я считаю, что дед был прав. И я буду искать следы гуннов столько, сколько потребуется.
Остаток пути домой проделали молча. Каждый думал о чём-то своём. И только дома, перед самым сном Тимоша серьёзно сказал папе:
— Пап, ты не переживай. Если ты не успеешь найти следы гуннов, то я их обязательно найду. Я решил, что тоже буду следователем. То есть, исследователем, ведь это намного круче!

Артемий Юрьевич Лебедев

—————————————
TEXT.RU - 100.00%