Сказка про Шкаф и Холодильник

Это было здесь, недалеко, на соседней улице, в доме № 17. В одной квартире жили два друга: Холодильник и Шкаф. Шкаф жил в комнате, а Холодильник – на кухне. Они были здорово похожи: оба прямоугольные, большие и с полочками. Только Холодильник был белый, а Шкаф – коричневый. И в Холодильнике хранились продукты, а в Шкафу – всякие разные вещи.
Они очень редко виделись, Шкаф и Холодильник. Они виделись только тогда, когда в квартире, где они жили, делали ремонт. Пока ремонт делали в кухне, Холодильник переносили в комнату, и он стоял рядом со Шкафом. А когда делали ремонт в комнате, то в кухню переносили Шкаф. Вот только тогда друзья и могли повидаться. А пока ремонта не было, они никак не могли встретиться.
Но они иногда переговаривались. Шкаф разговаривал с помощью дверцы. «Скр-р-р-р!» – говорил иногда Шкаф своей скрипучей дверцей. И только Холодильник понимал, что сказал Шкаф. А Холодильник разговаривал моторчиком, который у него внутри. «Дрын-дын-дын-дын-дын!» – говорил Холодильник. И Шкаф отвечал ему: «Скр-р-р-р!». Друзья хотели бы видеться чаще, но ремонт делают редко, и им оставалось только переговариваться.
Но вот однажды в квартире, где жили Шкаф и Холодильник, поселился очень неряшливый человек. И он много-много лет не делал не то чтобы ремонта, он даже обычную уборку никогда не делал. Это очень огорчало друзей. Дело в том, что во время уборки и Шкаф, и Холодильник немного отодвигали от стенки, чтобы вымести из-за их широких спин пыль и паутину. И тогда через две двери – из комнаты в прихожую и из прихожей в кухню – издалека, в узенькую щёлку между дверными косяками Шкаф мог немножко видеть Холодильник, а Холодильник – Шкаф.
Но неряха никогда не делал уборки, и много-много лет друзья совсем не могли видеть друг друга. И под Шкафом, и под Холодильником скопилось ужасно много пыли, а пауки сплели за их спинами такие густые паутины, что просто приковали их к стенкам! Ни Шкафу, ни Холодильнику это не нравилось.
Однажды Шкафу так надоела паутина, от которой у него чесалась спина, что он даже пошевелился, чтобы стряхнуть её. Он пошевелился, и у него открылась дверца:
– Скр-р-р-р!
– Дрын-дын-дын-дын-дын! – тут же ответил ему Холодильник своим моторчиком. Дело было ночью, неряха спал и не слышал этого разговора. А если бы и услышал, то, конечно, ничего бы не понял. А Шкаф просто сказал Холодильнику: «Я пошевелился! У меня получилось! Попробуй и ты!». «Я тоже немного пошевелился, – ответил Холодильник. – У меня тоже получается!».
И вот Шкаф, придерживая дверцу, чтоб не болтать, бочком-бочком, шевеля ножками, протиснулся в прихожую. Шкаф двигал четырьмя ножками, а Холодильник – двумя: вместо ещё двух ножек у него, как и у всех холодильников, были колёсики, они катились по полу, а шевелил он только двумя ножками, которые не колёсики. Шкаф и Холодильник встретились в прихожей и очень обрадовались. Они еле удержались, чтобы ещё раз не сказать:
– Скр-р-р-р!
– Дрын-дын-дын-дын-дын!
Но им лучше было молчать, чтоб неряха не проснулся.
Они молча подошли к входной двери и немного надавили на неё. Оба были большие, сильные, и дверь открылась. Шкаф и Холодильник вышли на лестничную площадку и вызвали лифт. Они спустились на лифте и вышли на улицу. Было лето. Дождя не было, светила луна. Все люди спали. Шкаф и Холодильник пошли по улице, разговаривая. Теперь они не боялись никого разбудить, но всё равно разговаривали негромко, потому что были рядом.
– Скр-р-р-р, – говорил Шкаф, слегка приоткрывая дверцу.
– Дрын-дын-дын-дын-дын, – спокойно отвечал ему Холодильник, тихонько покручивая моторчиком.
Они шли по улице и тихо разговаривали о многих важных для них вещах…

Эту историю рассказал мне добрый волшебник Николай Иванович. В неё трудно поверить, но всё-таки поверить придётся, потому что, во-первых, Николай Иванович – добрый волшебник и поэтому никогда не врёт. И, во-вторых, многие жители окрестных домов рассказывали мне, что иногда, когда им приходилось возвращаться домой поздно ночью, и если это была тёплая лунная летняя ночь, то им приходилось слышать, что будто бы где-то поблизости приоткрывалась дверца шкафа. Вот так: «Скр-р-р-р». И тут же следом тоже где-то невдалеке как будто включался холодильник. Вот так: «Дрын-дын-дын-дын-дын!».