Нелли и Шелли

Эта сказка написана давным-давно для одной маленькой девочки, которая была тогда от меня очень далеко, и так уж получалось, что я не мог ей подарить ничего, кроме сказки. А сказки она любила, по её выражению, «принцессные». Поэтому в этой сказке есть и принцессы, и отважные рыцари, и драконы, и феи, и вообще всё, что положено.

Теперь, когда девочка выросла, я хочу подарить эту сказку всем детям, которые любят «принцессные» сказки.

 

 

Это произошло, как и полагается, давным-давно. В одном королевстве жил король. Это не удивительно, ведь на то оно и королевство: в нём положено жить королю. Так уж тогда было заведено: в царстве жил царь, в графстве – граф, в маркизате – маркиз, в империи – император. А в королевстве – король. Сказки чаще бывают про королей, вот поэтому я и расскажу про королевство и короля. Король в королевстве всегда бывает только один, двух королей в одном королевстве, по крайней мере, сказочном, не бывает. А вот зато принцесс может быть и две, и три, и вообще превеликое множество! Но у нашего короля было всего две принцессы, две дочки: Нелли и Шелли.

Как нормальные сказочные принцессы, они были прекрасны, как лилии, стройны, как тростник, ну и воспитание тоже было соответствующее. Королевство было маленькое и небогатое, но король-отец не скупился ни на красивые платья, ни на умнейших учителей для своих милых Нелли и Шелли.

И наступил день, когда король как-то так особенно пристально посмотрел на своих дочерей и сказал:

– Не знаю, как там нынче принято, а только сдаётся мне, что пора выдавать вас замуж!

Принцессы, понятно, засмущались, но возражать не стали: замуж действительно было пора.

Король очень хорошо знал, что в таких случаях полагалось делать в сказках, и разослал во все концы гонцов, чтобы гонцы созвали на турнир благородных принцев и отважных рыцарей. И благородные принцы, и отважные рыцари должны были на турнире оспаривать право жениться на прекрасных принцессах. Но королевство, повторяю, было маленьким и бедным, и свита у короля была очень небольшая. И поехали три гонца: один – на юг, другой – на запад, третий – на восток. А на север никто не поехал, потому что гонцов было только трое, а на севере холодно.

Три недели принцессы страшно нервничали, не находили себе места. То они кидались шить себе новые платья, то перебирали своё приданое: множество белоснежных простыней, пуховых перин и высоких подушек. А то, бывало, как сядут перед зеркалом и ну высматривать, какие же они некрасивые, ах, просто дурнушки! Ну какому принцу могут такие понравиться? И глаза слишком большие и глубокие, и ресницы слишком длинные, и кожа слишком нежная, и вообще, надо же было уродиться такими стройными, грациозными и умными! Кому такие нужны!

Через три недели вернулись гонцы. Гонцы были какие-то смущённые. Стараясь ни с кем не разговаривать, они бочком, бочком пробрались к королю. У короля они заперлись и долго-предолго о чём-то совещались с ним. О чём они там совещались, не знал никто. Кроме меня, конечно. Хочешь, расскажу?

Так вот, гонцы вернулись такие печальные и неразговорчивые оттого, что, сколько они ни оповещали все дворцы и замки во всех сторонах света (кроме севера, разумеется), что в некотором почтенном королевстве король выдаёт замуж двух прекрасных принцесс, ни один принц, ни один даже рыцарь попроще не откликнулся и не пообещал приехать на традиционный турнир. И всё потому, что где-то совсем неподалёку, совсем-совсем неподалёку – стоит только перебраться через неприступные снежные горы с дикими скалами, пройти необъятный заколдованный лес с гиблыми болотами и переплыть бурное море с подводными рифами – лежит громадная империя с императором во главе, и у этого императора единственная дочь как раз достигла совершеннолетия, и созван турнир, где наградой победителю будет императорская дочь в жёны, несметные сокровища в придачу и вся громадная империя в наследство.

Дело понятное, все принцы да рыцари полезли через горы, скалы, леса, болота, поплыли через море, чтобы попытать счастья на императорском турнире. Вот глупые! Ведь императорская дочка одна, а их много! А сколько их помёрзнет в горах, заблудится в лесу, увязнет в болоте да потонет в море! Глупые! Но уж очень велик соблазн, дело понятное.

Узнав о таком положении дел, король призадумался денька на четыре и придумал, что делать. Он позвал к себе принцессу Нелли и принцессу Шелли и рассказал им всё как есть. Конечно, принцессы расстроились, но я бы не сказал, что уж очень. Жалко, конечно, что нет больше принцев и рыцарей, для которых главное – красота, воспитание и благородство прекрасной дамы, а не богатство и власть её папы. Ведь, по слухам, императорская дочь была малокультурна, неряшлива, да вдобавок к этому была она просто симпатичная, а вовсе не прекрасная.

– Что ж, – сказал король, – обойдёмся без турнира и без заграничных принцев. Королевство наше небольшое, но достойные люди в нём тоже найдутся! Нет худа без добра, дорогие дочери! Турнир – это, конечно, очень красиво, хоть и накладно для казны… Да зато вот что: вы можете сами выбрать себе женихов. Может, это и неплохо, а? Эх! – вздохнул король напоследок. – Видно, не вернутся больше старые добрые времена!

Это у всех королей, царей, рыцарей, волшебников и вообще людей постарше есть такая манера: вздыхать по старым добрым временам. Даже у сказочных королей, рыцарей и волшебников есть такая манера. А когда, спрашивается, были эти самые старые добрые времена? Ведь все порядочные сказки происходили так давно, что давнее просто вообще ничего не было! Так что были ли вообще когда-то старые добрые времена, или это просто присказка такая, никто не знает. И даже я не знаю.

Да, да, принцессы не очень-то и расстроились. Старшей, Шелли, давно нравился господин Стэнли, мыловар. Дело в том, что в те далёкие времена, про которые я сейчас рассказываю, мыло только-только как придумали, и, как любая новинка, оно пользовалось огромным спросом. Господин Стэнли очень разбогател на своём деле! Увы, Стэнли не имел благородного происхождения и рыцарского образования, но он был богат, рассудителен, никогда не выходил из себя и прекрасно вёл хозяйство.

А младшая принцесса, Нелли, очень дружила с сэром МакСвоном, молодым Артуром МакСвоном, последним отпрыском славного рыцарского рода МакСвонов. МакСвоны разорились лет сто тому назад, и Артуру в наследство остался полуразрушенный родовой замок, родовые доспехи, родовой герб и родовые долги. Артур любил музыку, поэзию, путешествия, приключения и принцессу Нелли. Не любил скуку, чванство, великанов (он постоянно с ними ссорился и дрался) и своих кредиторов.

Итак, был назначен день свадьбы. Не буду описывать всех приготовлений, скажу только, что мероприятие влетело старику королю в копеечку. Весь королевский замок был заставлен столами для гостей, и поскольку замок был невелик, то и во дворе выставили накрытые столы. Но это, конечно, для гостей попроще чином. Праздновало всё королевство!

Поначалу всё шло хорошо. Епископ королевства обвенчал молодых в старинном кафедральном храме, процессия прибыла в замок, гости расселись… И тут произошло такое, что и рассказывать не хочется. Такой ужас!.. Я бы не хотел присутствовать при подобном! И надо ведь так, вначале так всё шло хорошо: венчание в церкви, гости, подарки, поздравления… И тут – такой кошмар!

Нет, не могу рассказывать, пока не выкурю трубку крепкого виргинского табаку…

…Так, на чём я остановился? Ах да! Не успели гости рассесться по местам, как за окном послышалось хлопанье гигантских крыльев, стали видны какие-то вспышки, окна в зале разлетелись вдребезги, и в них просунулись отвратительные змеиные головы. Головы были огромны, пучеглазы и полыхали огнём из жутких пастей, в каждую из которых мог бы поместиться целый стол!

Потом, когда видевшие дракона пытались описать его, получались очень большие несуразицы. Кто говорил, что голов было тридцать шесть, кто называл цифру сорок, а кто-то даже утверждал, что их было целых сто.

Всё это, конечно же, враки. Голов у дракона было двенадцать. Ведь каждому ребёнку известно, что драконы рождаются с тремя головами, но если какой-нибудь рыцарь вздумает рубить дракону головы незаколдованным мечом, то на месте одной отрубленной головы тут же вырастает две. Дракону, который испортил праздник в нашем королевстве, дважды рубили все головы незаколдованным мечом. После первой порубки их выросло шесть, после второй – двенадцать.

И вот гости и свита бросаются врассыпную, зал мгновенно пустеет, и остаются в нём только четыре человека. Первый – это придворный волшебник Манахар. Он не мог сдвинуться с места, весь побелел и шептал в ужасе:

– Чагарлык, кагарлык, магарлык… (Это заклинание, чтобы не покусал дракон.) Как же я мог забыть, это же знаменитый Кэдуэльский дракон! Это же его заколдовал на триста лет мой прапрапрадед! И надо же именно сегодня закончиться сроку колдовства! Что ж я, голова садовая, не предупредил короля! Чагарлык, кагарлык, магарлык! – Это одна драконья голова попыталась ухватить Манахара за шиворот.

Вторым человеком был славный сэр Артур МакСвон. Оружие своё он оставил в раздевалке, но не растерялся. За неимением меча он хватал со стола ножи и вилки и швырял их в чудищьи головы, норовя попасть в глаз. Но это ему не помогло, как не помогло и прекрасным принцессам, потому что две самые наглые головы схватили их за роскошные платья и тащили из залы. Сэру Артуру пришлось туго, потому что остальные головы так и поливали его огнём. Одежда на Артуре тлела и дымилась, от бровей и ресниц ничего не осталось, но он не сдавался. Наконец ему удалось хватить тяжёлым подсвечником какую-то незадачливую драконью голову. Кэдуэльский дракон взвыл от боли, убрался из залы, взмахнул страшными перепончатыми крыльями и улетел в неприступные Кэдуэльские (по некоторым источникам, Кэттухэльские) горы, где спрятался в секретной Кэдуэльской пещере. Принцесс он, разумеется, прихватил с собой.

Бедняжку Шелли он тут же слопал. Жалко её, конечно, но дракона тоже можно понять. Во-первых, он ничего не ел целых триста лет; во-вторых, Шелли, что греха таить, была всё же несколько полновата; и в-третьих, Нелли он съесть не мог, потому что она была замужем за рыцарем. Ведь даже ребёнку известно, что если прекрасная дама и рыцарь любят друг друга, то прекрасной даме никто – ни великан, ни колдун, ни дракон – не может причинить какого-либо существенного вреда, пока жив на свете благородный рыцарь. Хочешь слопать даму – изволь сперва победить рыцаря. А это, как мы увидим дальше, не так-то просто.

Горю короля, да и всех жителей королевства, не было предела. Вся страна погрузилась в глубокий траур на целый месяц. Но сэр Артур не стал дожидаться окончания траурных мероприятий, которые, кстати, были обставлены весьма торжественно и пышно, а уже на следующий день стал собираться в дорогу.

Он подровнял копьё, наточил меч (незаколдованный), почистил и смазал латы, чтобы не скрипели, и подкрасил герб на родовом щите. И, когда он уже седлал коня, к нему смущённо подошёл волшебник Манахар.

– Вот что, Артур, – сказал Манахар, – я тут немножко перед всеми вами виноват, но я зато подскажу тебе, что делать, чтобы победить дракона и освободить принцессу Нелли. То, что в бою ты бесстрашен, это я знаю и учить тебя искусству владения мечом не буду. А вот найти заколдованный меч, которым можно совладать с драконом, я тебе помогу. Конечно, даже дети знают, что, когда кто-нибудь потеряет заколдованный меч в бою или по рассеянности, его тут же подбирают гномы и относят своему королю. Вся сложность – это найти короля гномов и получить у него меч. Где прячется король гномов, знает только королева фей. И только она может подсказать, как отвечать на его загадки, чтобы он отдал меч, а не превратил тебя в самого мелкого и презренного гномишку или в замшелый камень. Но королева фей – это та ещё штучка. Найти-то её нетрудно, надо только найти в Донегольском (по некоторым источникам, Тоннехолльском) лесу самый старый толстый дуб, стать под ним в полночь и трижды сказать: «Пустите на ночлег!». Появятся эльфы и отведут тебя к королеве. Примет она тебя хорошо, согласится помочь. Но Боже тебя упаси хоть что-нибудь ей обещать, как бы она тебя ни упрашивала! Отвечай только: «Постараюсь» или «Посмотрим, будет видно». А не то никогда тебе не выбраться из её волшебного царства.

Ну что ж, теперь – в путь! И, ради всего святого, не трогай ты великанов, я понимаю, конечно, что ты их терпеть не можешь, но сейчас для тебя не это главное.

Артур поблагодарил Манахара и поскакал к Донегольскому лесу.

А чем же в это время заняты другие наши герои? Ну, хотя бы тот же господин Стэнли? Почему бы ему не купить себе коня и меч и не попытаться хотя бы отомстить поганому Кэдуэльскому чудищу? Увы, после нападения дракона господин Стэнли отправился к себе домой, да ещё и был очень раздражён! Он заявил, что и подумать не мог, что женитьба на принцессе – столь рискованное предприятие, и что он вовсе не собирается вместо владения полцарством лазить по лесам и горам только для того, чтобы нарваться на такого крупного и опасного зверя, как дракон.

Тяжело пришлось принцессе Нелли. Ей пришлось сидеть взаперти в самом дальнем углу душной и грязной драконовой пещеры и всё время плакать.

А дракон? А что дракон! Запер он, гадина, принцессу в пещере и стал её сторожить. И спрашивается, какой толк ему от этого? Никакого! Сиди и сторожи. Совершенно по-дурацки устроены эти драконы. Как принцесс похищать – это они знают. А что потом с этими принцессами делать, понятия они не имеют. Ох, чудище глупое Кэдуэльское, выпустил бы ты лучше принцессу Нелли и лучше бы ты не ел принцессу Шелли! Ой, смотри, прискачет отважный рыцарь на горячем скакуне и порубит все твои бестолковые головы! Ох, не на радость себе всё это ты затеял!

Нет, не понимает чудище всеми своими двенадцатью головами, что сочтены его дни. Сидит дракон у пещеры. Сторожит. Только по ночам иногда спускается с гор, чтобы украсть из стада, пасущегося в долине, барашка пожирнее. В темноте спускается, тихо, чтобы не заметили пастухи и не прогулялся по чешуйчатой спине длинный пастушеский кнут из сыромятной кожи…

Ну да шут с ним, с драконом! Ведь уже рыцарь МакСвон въехал в мрачный Донегольский лес, уже нашёл самое старое толстое дерево и уже дождался полуночи. Вот уже кричит: «Пустите на ночлег!». Громко кричит, трижды кричит. И освещаются странным гнилушечным светом чёрные кроны, и наполняется тревожным шорохом лес. И выглядывают из-за стволов проснувшиеся гоблины, и таращат глаза. И хихикают ведьмы и утопленницы. Храпит конь под Артуром, бьёт копытом и шарахается. Но не боится рыцарь, крепко держит узду, треплет коня по шее, успокаивает. Ждёт эльфов.

Наконец послышался в ночном воздухе тихий шелест крыльев, и появились эльфы – маленькие крылатые полупрозрачные существа.

– Ты кто? – спросили эльфы.

– Рыцарь, – ответил Артур.

– А чего тебе надо?

– Переночевать бы…

– Ну, пошли, – сказали эльфы и повели Артура к королеве фей.

Королева фей приняла Артура очень радушно. Она усадила Артура за стол и предложила поужинать. Надо сказать, что феи ужинают нектаром фиалок и запивают его вечерней росой. Завтракают нектаром лилий и его-то уж запивают росой утренней. Феи не обедают. Днём они спят, а ночью кто ж обедает?

Да, пища у фей очень полезная и вкусная, но я не сказал бы, что славный рыцарь МакСвон очень-то ею наелся.

После ужина королева фей пригласила Артура на лунные поляны, где всю ночь танцуют эльфы и феи под нежные звуки, которые извлекает лунный свет, задевая тончайшие паутинки. Что ж, со своим законом в чужой монастырь не лезут, и сэр Артур пошёл на волшебные танцы. Танцевать ему, конечно, совсем и не хотелось. Ещё бы! Там, в Кэдуэльских горах, Нелли, милая Нелли томится в страшной драконовой пещере, а он тут в Донегольском лесу, видите ли, веселится на лунной поляне!

Но этикет есть этикет, и Артур самым галантным манером пригласил на танец хозяйку волшебного царства. И очень славно он протанцевал всю ночь под музыку лунного света, ничем не выдав своих переживаний.

И только под утро королева фей спросила:

– Скажите, милый рыцарь, чем вы так озабочены?

– А почему вы, ваше величество, решили, что я чем-то озабочен?

– Как же! Ведь вы за эту ночь целых три раза сбивались с ритма! В первый раз ещё в менуэте на восьмом такте вы отстали на четверть доли, потом в жиге вы забежали вперёд на целую треть доли в пятом такте. И наконец, когда посреди аллеманды вы вовсе сбились на сарабанду и исправились только после трёх тактов, я сразу поняла, что у вас что-то лежит на сердце!

Вот какие они чувствительные, эти феи!

– Простите меня, ваше величество!

– Прощаю, но чем же вы всё-таки так озабочены?

– Да надо бы мне найти короля гномов, а я не знаю, где его искать.

– На что вам этот ехидный старикашка?

– Меч, говорят, у него заколдованный есть…

– И зачем вам такая тяжёлая и опасная штука, как меч?!

– Видите ли, ваше величество, надо бы одному дракону головы порубать…

– Дракон?! Да в нашем лесу отродясь не водились эти мерзкие твари! Мы их всех заколдовали в деревья.

– Так то в Кэдуэльских горах…

– Что за отвратительное место эти горы! Мы туда не ходим, там драконы бывают.

– А мне вот как раз туда бы и надобно.

– Дракона побеждать? Да вы и без этого прекрасный рыцарь.

– И всё же я туда поеду.

– Что же натворил этот злополучный дракон?

– Жену у меня он похитил.

– Вздор! Нужна вам эта жена! Оставайтесь лучше у нас, станете королём эльфов, эта должность сейчас свободна. А заодно и моим мужем. Неужто я вам не нравлюсь?

– Вы очень красивы, ваше величество…

– Так в чём же дело?

– А как же Нелли?

– Ну так освободите её и возвращайтесь сюда. Обещаете?

Но Артур строго помнил, что наказывал ему волшебник Манахар. Это он нарочно притворялся таким застенчивым, чтобы добиться помощи у королевы и ничего ей при этом не пообещать. И сэр Артур ответил:

– Не знаю, посмотрим…

– Нет, вы мне точно скажите, – не унималась фея.

– Будет видно, постараюсь, – не сдавался рыцарь.

– Нет, вы мне точно пообещайте!

– Обещаю… что постараюсь…

И тогда коварная волшебница вынула последний свой козырь. Она подвела Артура к небольшой лужице, в которой уже отражалась утренняя зорька, взмахнула волшебной палочкой и произнесла:

– Что ж, рыцарь, ты сам то и дело говорил «посмотрим» да «посмотрим». Так посмотри же!

И вот рябь на лужице застыла, вода сделалась как стекло, пошла искрами, и вот сделалась в ней видна вся внутренность Кэдуэльской пещеры.

– Смотри, вот твоя жена! – крикнула королева фей и показала на лужицу.

Артур увидел Нелли. Нелли сидела в уголке пещеры и плакала. Да уж, вид она имела не самый лучший! Оборванная, нечесаная, грязная, с покрасневшими глазами и носиком, распухшим от слёз. А вот только просчиталась фея, ничего у неё не вышло! Ничего-то она не понимала в настоящей рыцарской любви. Как увидел Артур свою Нелли в страшной пещере, просто сердце у него кровью облилось, так ему стало её жалко. И стоял рыцарь над околдованной водой и только зубы крепче сжимал.

Наконец заговорила королева:

– Ну как тебе твоя Нелли?

– Меч бы мне заполучить, – не разжимая зубов, молвил рыцарь.

– Будет тебе меч, – заверила королева. – Только с одним условием.

– Это с каким же?

– Ты должен будешь на мне жениться.

– Дак ведь женат же я!

– Ну так разведись… – хитро прищурилась прекрасная фея.

– А! Ну вот, ежели когда разведусь, тогда и поглядим, – уже уверенней сказал Артур.

– Обещай мне это!

– Так слово ж рыцаря!

Так сэр Артур МакСвон перехитрил коварную королеву фей. Ведь ясно же, что разводиться с Нелли он не собирался!

И перехитрённая королева подробно рассказала рыцарю, как найти короля гномов и как получить у него меч. Она даже разболтала все ответы на загадки, которые задавал рыцарям подземный король.

Очень вежливо, по-рыцарски, распростился Артур с феей. Но конь был заранее накормлен и осёдлан. И поскакал рыцарь через весь Донегольский лес, в те его глубины, куда не забредал ни пеший, ни конный. А если и забредал, то обратно не возвращался. Дурные там были места, таинственные. Кроме всякой нечисти, там разве только великаны водились. Их тогда ещё много было по свету. Но Артур вёл коня через чащи тихо, с великанами не связывался, хоть его так и подмывало разделаться с парой-тройкой жестоких людоедов.

Наконец забрался рыцарь в такие дебри, что гоблины при его виде даже не прятались – они ещё ни разу не видели рыцаря. Они протягивали свои длинные руки и то хватали за ноги коня, то лепились вязкими пальцами к латам. Артур только копьём от них отмахивался.

И вот оказался он на большой поляне, среди таких непролазных зарослей, что даже гоблины и великаны не рисковали сюда забираться.

Если у вас есть надобность повстречаться с королевой фей или с королём гномов, то волей-неволей придётся вам дожидаться полуночи. Это так положено в сказках, да и всё. Я тут ни при чём. А Артур добирался до дебрей три дня и три ночи и страшно устал. Но он был образованный человек! Как раз в эту ночь было полнолуние, и Артур примостился под старым замшелым дубом так, чтобы древние густые ветви скрывали от него почти всё небо, кроме небольшого участка строго на юге. Примостился, скрипнув латами, и уснул.

И наступила темень, зашло солнце, а луна ещё не появилась. Да и когда появилась, не пробивала она своего сонного света сквозь лапы дуба-великана. И только ровно в полночь лунный луч лег на лицо рыцаря. Проснулся рыцарь. Всхрапнул конь. Вскочил рыцарь в седло и сказал, как велела королева фей:

– Провалиться мне на этом месте!

И провалился.

Но не очень глубоко. Метра на полтора, как раз в тронную залу короля гномов.

– Ну и рыцарюгу же нам прислало сегодня! – воскликнул король гномов. – Если мы его превратим в камень, то сколько же пленных гоблинов и кобольдов понадобится, чтобы вытащить его отсюда!

Надо сказать, что Артур вообще был видный собой.

А король-то гномов – наоборот – весь величиной со спичечный коробок. Но волшебная сила его была невероятна! Сотни гномов прислуживали ему, да ещё им помогали гоблины и кобольды. (Вообще-то феи, эльфы, гномы, гоблины, кобольды – все они из разных сказок. Если их всех затолкать в одну, как у меня, то они только и ссорятся, плетут друг против друга интриги и даже дерутся!)

– Так что ж тебе нужно, человек, закованный в латы? – грозно спросил гном. Конечно, голос его казался грозным только его подчинённым, для Артура он звучал как хрипловатый писк. Но Артур сдержал улыбку, зная, какой чудовищной колдовской силой обладают гномы.

– Ваше величество, – честно сознался рыцарь. – Меч мне нужен заколдованный.

– Головы драконам рубить? – усмехнулся подземный король.

– Точно так! – отрапортовал Артур.

– А загадки не желаешь поразгадывать? – спросил повелитель мрачного чертога.

– Рад стараться, вашество! – не замедлил с ответом отважный сэр Артур.

– Хе! Только не думай, что я загадаю тебе те загадки, на которые ответы тебе подсказала королева фей, – предупредил властелин волшебного народца. – Я их загадываю только тем рыцарям, которые обещали на ней жениться. Они получали зачарованное оружие, но, когда проезжали мимо её владений, она подло превращала их всех в оленей. Видел, сколько их в лесу?

Артур похолодел. Только теперь он понял, какой опасности подвергался.

– Все шуры-муры этой дамочки мне известны! – захвастался маленький демон. – У меня всюду лазутчики! Они проникают всюду с помощью тайных подземных путей! Но замуж она пойдёт только за меня! А тебя я превращу в здоровенную каменюку! Какие загадки тебе подсказывала отвечать моя возлюбленная королева фей? А?

– Обнаковенные, вашество, кои во всех сказках бывают.

– А я тебе загадаю такие, что и в сказках не бывают!

– Готов слушать, вашество!

– Ну так отвечай: ежели тебя запереть в самой тёмной темнице, что увидишь там удивительного?

– Своё сердце, вашество! Оно такое же удивительное, как у всех божьих тварей.

– Умён! – сказал сердитый гном. – Но каменюку я из тебя сделаю. Отвечай! Что дороже золота, а бывает и у нищего?

– Это любовь, – коротко ответил рыцарь.

– Ладно! – заскрипел зубами злобный старикашка. – Вот тебе последний мой вопрос. Продашь – так погибнешь, подаришь – так будешь счастлив. Что это?

– Душа, – и тут не растерялся Артур.

– Ух ты! – удивился гномий король. – На такие вопросы не поможет ответить ни образование, ни знакомство с королевой фей. Так может отвечать только честный человек. Так, значит, ты честный рыцарь?

– С детства не приучен ко лжи, ваше гномическое величество!

– И ты правда не хочешь жениться на королеве фей?

– Никак это невозможно, вашество, поскольку я женат законным браком на принцессе Нелли!

– Тогда получай заколдованный меч и освобождай свою принцессу! – воскликнул гном. Но тут же добавил:

– Только вот что, очень тебя прошу, как только победишь дракона, постарайся потерять где-нибудь заколдованный меч. А то вдруг придёт ко мне ещё один честный рыцарь, разгадает загадки, а что я ему дам? Договорились?

– Обязательно, – согласился Артур, взял меч и поскакал на расправу с Кэдуэльским чудовищем.

На обратном пути гоблины не мешали. Они издали чуяли заколдованный меч и прятались кто куда. На выезде из леса Артура ждала королева фей. Снова начала было нудить, возьми, мол, замуж. Но Артур только вежливо поклонился, не останавливая коня. Он спешил. Он очень спешил!

Но до Кэдуэльских гор была добрая неделя пути. Рыцарь гнал коня что есть сил, и когда они по узкой горной тропке подъехали к Кэдуэльской пещере, оба совершенно выбились из сил. А зря. Ведь бой с драконом – дело нелёгкое даже для рыцаря, вооружённого заколдованным мечом! Надо было бы денёк отдохнуть в живописных Кэдуэльских предгорьях, у горного ручья, подкрепиться дичью, набраться сил. Но разве мог Артур отдыхать даже минуту, зная, что милая Нелли томится и страдает в жуткой чёрной пещере!

И сошлись: Артур – усталый, голодный и невыспавшийся, и дракон – свежий, сытый, полный бодрости и сил. Тяжело пришлось рыцарю. Удары чудовищных драконьих лап прогибали железные латы, огонь из страшных пастей раскалял их добела. Но на стороне МакСвона были справедливость и любовь.

И бились они с утра до вечера и с вечера до утра. И то дракон оттеснял рыцаря к пропасти, то рыцарь прижимал чудовище к отвесным камням. И рыцарь уже был изранен, уже держал меч только одной рукой. И не было уже у него коня, пал славный скакун в жестоком бою. Но и дракону досталось: всего четыре головы из двенадцати лязгали зубами и пыхали пламенем.

Боли Артур не чувствовал. Но усталость и бессонные ночи давали о себе знать. И понял рыцарь, что если дальше так пойдёт, то не одолеть ему дракона. Но сэр Артур МакСвон был не только сильным и смелым, он был ещё и умным. Он отбросил волшебный меч и выхватил из ножен свой старый, родовой, обыкновенный. Улучив момент и обойдя дракона сзади, он одним махом отрубил ему хвост. На месте одного хвоста тут же выросли два, ведь хвост был отрублен незаколдованным мечом. И ещё раз взмахнул рыцарь, и стало хвостов четыре. И ещё раз поднял и опустил оружие рыцарь, и вот уже восемь большущих хвостов извивались, путались меж собой и мешали чудовищу развернуться. Да! Дракон с восемью хвостами стал страшно неповоротлив. Кроме того, множество жизненных сил пришлось ему волей-неволей потратить на отращивание всех этих хвостов. И Артуру было уже не так трудно снова подобрать заколдованный меч и расправиться с оставшимися четырьмя головами.

Вот, можно сказать, и всё. Впрочем, нет. Случилось несколько накладок, недоразумений, которых в сказках, в общем-то, быть не должно. Если бы я хотел приврать, приукрасить всю эту историю, я бы промолчал. Но поскольку я ничего не сочиняю, а рассказываю так, как оно всё было на самом сказочном деле, то умолчать не имею права.

Итак, во-первых, по-сказочному должно было быть так: отважный рыцарь вошёл бы в пещеру, поднял принцессу Нелли на руки и отнёс в замок. Но на самом деле случилось наоборот. Нелли вышла из пещеры, взвалила израненного мужа на плечи и понесла домой. Ведь Артур, кроме того, что был измотан долгой дорогой, голодом, тяжелейшей битвой с драконом, он был ещё и весь покрыт ранами. Само собой понятно, что любящая Нелли потом все их вылечила. Сама-то Нелли в пещере страдала больше всего от скуки. Спать она могла сколько угодно, а кормить её дракон тоже должен был, потому что если бы она померла с голоду, то некому было бы её освобождать и побеждать дракона, и тогда драконы жили бы вечно. А это не так, что хорошо видно по тому, что до наших дней не дожил ни один дракон.

Кстати, о драконе. Как только чудовище лишилось последней головы, оно, как и подобает существу мифическому, испарилось, растворилось в воздухе, и даже мокрого места от него не осталось. Поэтому археологи и не находят скелетов ящеров со многими головами, с крыльями и с приспособлениями для пыхания огнём.

Зато на месте исчезнувшего дракона оказалась принцесса Шелли, целая и невредимая, а с ней пять баранов и одна корова, которых злодей каким-то образом умудрился украсть у пастухов. Это тоже легко объяснить. У всяких ящеров, особенно у гигантских, очень медленное пищеварение, и если вовремя порубить чудищу головы, жертвы могут быть спасены. Знал бы это мыловар Стэнли! Хотя, если бы и знал, всё равно ведь, трус есть трус.

Так вот, вторая вещь, о которых в сказках не рассказывают, но некоторые исторические документы прямо указывают на это. Дело в том, что в те времена было принято так: если возлюбленный прекрасной дамы в случае похищения её драконом не предпринимал никаких мер, он лишался гражданских прав и изгонялся из королевства. Вот и Стэнли пришлось срочно эмигрировать в какое-то тридесятое немытое царство, в котором ещё не умели варить мыла. Что ж, будем надеяться, что там от него будет какая-то польза.

Нам тем временем пора извлекать из нашей истории полезные уроки. Огромный интерес наше повествование должно вызвать у юношей. Здесь как нигде подробно изложены все правила победы над драконами. А если хорошо знать правила, то выполнить их в случае чего – пара пустяков. Да и девочки могут сделать для себя кое-какие полезные выводы из нашей истории. Замуж нужно выходить за рыцарей и только за рыцарей! Можно даже за бедных. Это хорошо, конечно, когда муж богатый и хозяйственный. Но, упаси Боже, налетит дракон, злой колдун или ещё какая дрянь, сразу становится ясно, что с рыцарем хоть и не всегда так уж прям спокойно, но не в пример надёжнее. Да если б не было рыцарей, ни одна сказка не могла бы закончиться хорошо!

И наша сказка тоже кончилась хорошо. Только потому, что я для неё придумал отважного рыцаря МакСвона.

Дракон полностью исчез, и это правильно. Только добро может оставлять после себя следы: книги, картины, храмы, города. А зло не оставляет после себя ничего.

Не могу не добавить, что принцесса Шелли потом тоже вышла замуж. Только уже по-настоящему, за рыцаря. За доброго и смелого рыцаря из одного северного королевства. Раньше он не знал, что такую прекрасную принцессу выдают замуж, потому что, как мы помним, у короля не хватило гонцов, чтобы кого-нибудь послать на север. А когда этот рыцарь узнал о нападении Кэдуэльского дракона, он тут же отправился в путь, чтобы победить чудовище и освободить прекрасных дам. Просто Артур немного его опередил. Шелли вышла за северного рыцаря, и зажили они счастливо.

Артур с Нелли тоже жили долго и счастливо. Они много путешествовали и пережили множество самых разных приключений. Но, конечно, не таких неприятных, как с Кэдуэльским драконом. Они никогда не расставались, разве что Артур выезжал из замка на денёк, чтобы навести ужас на окрестных великанов.

 

Иллюстрации Анастасии Ретунской